sleeping_sonya (sleeping_sonya) wrote,
sleeping_sonya
sleeping_sonya

Тюрьма Трубецкого бастиона Петропавловской крепости



Петропавловская крепость как место тюремного заключения стала использоваться через полтора десятилетия после ее основания. Здесь находилась Тайная канцелярия, ведавшая политическим сыском, крепость быстро заслужила славу «Русской Бастилии». Одним из первых ее узников в 1718 году стал царевич Алексей. В XVIII веке, помимо безымянных фальшивомонетчиков, старообрядцев и имевших неосторожность непочтительно отозваться о государе мещанах, в заключении в крепости находились автор «Книги о скудости и богатстве» И. Т. Посошков и создатель знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву» А. Н. Радищев, дипломат граф А. И.Остерман и фаворит Анны Иоанновны Э. И. Бирон, живописец И. Н. Никитин и архитектор П. М. Еропкин, основатель учения Хабад рабби Шнеур-Залман и историк В. Н. Татищев, руководитель Польского восстания 1794 года Т. Костюшко и самозванка княжна Тараканова, атаман М. И. Платов и адмирал П. В. Чичагов.

Первоначально заключенные содержались в казематах крепости. В 1760-е годы на территории Алексеевского равелина было построено специальное тюремное здание — деревянный арестантский дом, а в 1797 году на его месте, по указу императора Павла I, отстроили новый одноэтажный каменный Секретный дом (архитектор П. Патон). Тем не менее Секретный дом не мог вместить всех арестантов, и заключенных продолжали содержать в самых разных помещениях крепости.

В XIX столетии Петропавловская крепость окончательно превратилась в главную политическую тюрьму России. Здесь содержались солдаты Семеновского полка, в 1820 году взбунтовавшиеся из-за назначения нового полкового командира; около 500 участников движения декабристов; историк Н. И. Костомаров и издатель Ф. Ф. Павленков, один из лидеров славянофилов Ю. Ф. Самарин, писатели Ф. М. Достоевский, Н. Г. Чернышевский и К. М. Станюкович, поэт А. Н. Плещеев, путешественники и этнографы Г. Н. Потанин и Н. Н. Миклухо-Маклай. Для размещения заключенных использовались куртины и бастионы крепости, кроме того, под арестантский дом было приспособлено одноэтажное каменное здание цехов Монетного двора, расположенное у стен Трубецкого бастиона.

В конце 1860-х годов комендант крепости Н. Д. Корсаков обратился в Главное инженерное управление с предложением приспособить под тюремные нужды казематы Трубецкого бастиона, и в 1870-1872 годах на месте разобранных внутренних стен и казематов Трубецкого бастиона и арестантского дома по проекту военных инженеров К. П. Андреева и М. А. Пасыпкина было построено новое здание тюрьмы, отвечавшее всем требованиям содержания заключенных. Тюрьма, официально называвшаяся «Арестантские помещения Санкт-Петербургской крепости», приняла первых заключенных в январе 1872 года.

Двухэтажное пятиугольное в плане здание включало камеры для одиночного заключения (сначала их было 71, позднее 69), подсобные помещения и квартиру смотрителя тюрьмы. Во внутреннем дворе, предназначенном для прогулок заключенных, построили баню, которую узники посещали поодиночке два раза в месяц. Здесь же арестантов заковывали в кандалы перед отправкой на каторгу.

Все камеры были одинаковы — асфальтовый пол, высокое окно, в которое была видна лишь крепостная стена, с обязательной звукоизоляцией из двух слоев толстого войлока для предотвращения «переговоров арестантов посредством стука». Впрочем, арестанты перестукивались, ударяя твердым предметом по оконной раме или стуча каблуком в пол. Акустика в здании была такой, что позволяла слышать звуки, доносившиеся не только из соседних помещений, но и с другого этажа. В камерах находилась деревянная мебель — кровать, стол и табурет, а по углам у дверей — чугунные умывальники и деревянные параши. Постель состояла из волосяного матраса, шерстяного одеяла, двух простыней, двух перьевых подушек в наволочках. В камере разрешалось иметь личные вещи: книги, табак, гребенку, кружку, заварочный чайник, а также приобретавшиеся за свой счет булку и сахар. В толстой деревянной двери были предусмотрены форточка для подачи пищи и глазок для наблюдения за заключенными. В темное время суток камеру освещала керосиновая лампа, которая не гасилась и по ночам. Камеры отапливались — встроенные в стены печи имели топку со стороны коридора.

На каждом этаже находилось по одному карцеру, куда помещали арестантов за нарушения дисциплины. Срок заключения в карцере мог быть от одного до шести дней. От обычных камер карцеры отличались меньшим размером. Одним из видов наказания считался «темный» карцер, когда окно наглухо закрывали ставнями. Посаженным в карцер узникам полагались только хлеб и вода. Помимо карцеров каждый этаж тюремного здания включал также цейхгаузы — служебные помещения, в которых хранилась арестантская одежда, располагались на отдых тюремные надзиратели. В одном из цейхгаузов была оборудована тюремная библиотека.

На первом этаже также располагались: кордегардия — помещение для военного караула, где отдыхали солдаты наружной охраны; приемная, в которой проводились обыски и переодевание узников в тюремную одежду; кухня для приготовления арестантской пищи; водокачальня, обеспечивавшая водоснабжение тюрьмы.

На втором этаже находилась квартира заведующего арестантскими помещениями, включавшая прихожую, кухню, кабинет, спальню, столовую, гостиную, коридор и туалет. Квартира имела несколько выходов: из кабинета на лестницу, ведущую в тюремный коридор; из прихожей на лестницу, по которой можно было спуститься во двор; два потайных выхода в тюремные коридоры из гостиной и спальни.
В 1878 году на месте камер была устроена дополнительная лестница, чтобы обеспечить еще один выход из квартиры смотрителя, позволявший полностью исключить возможность встречи арестантов с членами семьи заведующего или его посетителями. В 1906 году заведующий переехал из здания тюрьмы в построенный на территории крепости Штаб-офицерский флигель, а квартира стала использоваться для заседаний военно-полевых и военно-окружных судов, рассматривавших дела заключенных в крепости.

Специально для новой тюрьмы были разработаны правила, обеспечивавшие чрезвычайно строгий режим одиночного заключения, который исключал не только контакты узников друг с другом, но и с охраной, а также предусматривал круглосуточный надзор за арестантами. В коридорах постоянно дежурили по два унтер-офицера, строевой («присяжный») и жандармский, исполнявшие обязанности надзирателей. Они непрерывно следили за узниками: ходили по коридору, заглядывая в глазок двери, а также наблюдали друг за другом. Для приглушения звука шагов охранников на асфальтовые полы настилали просмоленные пеньковые маты. Наружная охрана тюрьмы осуществлялась особой Наблюдательной командой. За всю историю тюрьмы бежать из нее не удалось никому. Тюрьма Трубецкого бастиона отличалась образцовым порядком, на который ориентировались и при устройстве других тюрем в России.

В 1879 году и без того строгие правила содержания узников были еще более ужесточены для пятнадцати членов организации «Земля и воля»: им было ограничено право на переписку, сокращено время свиданий и т. п. Таким образом их пытались вынудить к даче показаний. В ответ на действия администрации 5 февраля 1879 года заключенные подняли бунт, в результате которого находившаяся в камерах деревянная мебель была сломана. Заключенные были жестоко избиты тюремной охраной, на следующий день у них отобрали тюфяки, табуреты, крышки от параш. Узники объявили голодовку, продолжавшуюся пять дней, однако условия заключения улучшены не были. После усмирения бунта тюрьму переоборудовали: со стен была снята звукоизоляция, а деревянная мебель была заменена прикрепленными к стенам и полу металлическими кроватями и столами.

После трагического случая, когда, облив себя керосином, пыталась покончить жизнь самоубийством участница народнического движения М. Ф. Ветрова, керосиновые лампы в камерах заменили свечами. В 1904 году в тюрьме появилось электрическое освещение, включение и выключение электрических светильников в камерах осуществлялось надзирателями.

В 1897-1898 годах в здании тюрьмы были проведены городской водопровод и канализация, в связи с чем чугунные умывальники и параши в камерах заменили на фаянсовые раковины и унитазы, а в коридорах у каждой камеры установили по два чугунных водопроводных бачка, предназначенных для умывальника и клозета. С появлением водопровода отпала необходимость в водокачальне, находившейся на первом этаже. Помещение, где она была расположена, стало использоваться в качестве подсобного при кухне.

Собственная кухня в тюрьме появилась не сразу. Первоначально узникам доставляли еду из трактиров Петербурга, однако впоследствии приготовление пищи было налажено в самой тюрьме. Отзывы заключенных о тюремном питании различны. Некоторые узники жаловались на скудость меню. Приказом от 19 апреля 1881 года в тюрьме было введено упрощенное довольствие, отменялся утренний и вечерний чай с булкой, а питание сводилось только к обеду и ужину: «первый из 2-х блюд: щей или супа и каши или чего другого, указанного в расписании, а последний — из одного приварка, причем на каждого человека класть в котел не менее 1/2 фунта мяса, подавая таковое к обеду разрезанным на мелкие куски, а к ужину — в крошку; хлеб же отпускать в меру по надобности, а квас по не большой кружке к обеду и ужину».

С. М. Степняк-Кравчинский, ссылаясь на опубликованное в 1883 году в подпольной типографии «Народной воли» письмо одного из узников Трубецкого бастиона, писал: «Вот состав пищи узника Трубецкого бастиона: три фунта ржаного хлеба вышеописанного качества; утром — кружка мутного желтоватого кипятку, якобы чаю; в одиннадцать — полкружки квасу; в двенадцать — обед, состоящий из миски щей, сваренных из хлебных крошек и кислой капусты и нескольких кусочков мяса, плавающих в щах и никогда не превышающих двадцати граммов, каша из протухлой кукурузной муки; к ужину — те же кислые щи, сильно разбавленные водой и без малейших признаков мяса».

Между тем тюремное предписание того же года обязывало кормить арестантов ежедневно жарким из говядины, телятины или баранины, а в праздничные дни добавлять к обычному меню пироги или пирожные. Отбывавшая заключение в 1903 году «за противоправительственные действия» Л. Н. Сталь, например, оставила такое воспоминание о тюремной кухне: «Не успела я осмотреться, как принесли ужин — ломоть ржаного хлеба и белоснежные блины с клюквенным вареньем. Поразил резкий контраст между обстановкой и этим изысканным блюдом».

Многим заключенным в Петропавловской крепости разрешалось получать с воли книги, впоследствии они оставались в тюрьме.

«В крепости от нескольких поколений заключенных накопилась целая библиотека. Чернышевский, каракозовцы, нечаевцы — все оставили что-нибудь для следующих поколений заключенных. Было даже несколько книг, оставшихся от декабристов, и одна из них попалась мне, и я с чувством благоговения читал какое-то туманное мистически-философское сочинение, которое было в руках этих первых мучеников борьбы против самодержавия в нашем веке, отыскивая каких-нибудь следов — имен или разговоров — в старинной книге. Все книги были, между прочим, до того исчерчены ногтем, что трудно было до чего-нибудь добраться», — вспоминал анархист князь П. А. Кропоткин.

Таким образом сформировалось вполне приличное книжное собрание, включавшее в себя журналы «Отечественные записки», «Знание», «Вестник Европы»; произведения Ч. Диккенса, А. Доде, Э. Золя, В. Скотта, Н. А. Некрасова, И. С. Тургенева; значительный корпус литературы по истории и социальным наукам: труды Н. И. Костомарова, С. М. Соловьева, М. М. Стасюлевича, Т. Б. Маколея, М. Вирта, И. Тэна и др. По воспоминаниям заключенного И. Аптекмана, в библиотеке тюрьмы Трубецкого бастиона был даже «Капитал» К. Маркса, правда, в обложке от сочинения Кери «Социальная наука». Все эти книги составили располагавшуюся в одном из цейхгаузов второго этажа тюрьмы Трубецкого бастиона тюремную библиотеку, которую с благодарностью вспоминали многие заключенные. За библиотекой следили смотрители, был составлен ее каталог, ныне, к сожалению, утраченный.

В 1900-е годы в одной из камер второго этажа была оборудована часовня. Имеются сведения о том, что заключенным позволялось иногда присутствовать на службах в Петропавловском соборе. Большая часть заключенных находилась в положении подследственных, т. е. во время дознания и после суда — до приведения в исполнение приговора, однако в 1880-1889 годах здесь отбывали наказание приговоренные к каторге. Каторжный режим отличался особой строгостью. Заключенные носили казенную одежду, которая разделялась на зимнюю и летнюю: суконные куртка, брюки, шапка и полушубок зимой, холщовые рубахи, куртка, брюки и шапка из парусины летом. Вместо постелей им выдавался войлок и набитая соломой подушка. По особому распоряжению каторжников заковывали в кандалы и брили им по полголовы каждый месяц. Каторжным определялся особый режим питания, довольно скудного, при этом возможность покупки за свой счет каких-либо продуктов полностью исключалась; запрещались свидания и переписка с родными, а также чтение книг и курение.

В тюрьме Трубецкого бастиона содержались участники основных революционных организаций и движений: народники, социал-демократы, социалисты-революционеры (эсеры). В их числе: теоретик-анархист и ученый-географ князь П. А. Кропоткин; члены партии «Народная воля», участники подготовки убийства императора Александра II А. И. Желябов и В. Н. Фигнер; старший брат В. И. Ульянова (Ленина) А. И. Ульянов, личный друг К. Маркса и первый переводчик на русский язык «Капитала» Г. А. Лопатин; социал-демократ, миллионер и финансист партии большевиков А. Л. Парвус, видный теоретик марксизма, один из основателей советского государства Л. Д. Троцкий, писатель М. Горький, члены партии социалистов-революционеров, организаторы и участники ряда террористических актов Б. В. Савинков, Л. А. Стуре и многие другие.

Последними заключенными при царской власти стали солдаты лейб-гвардии Павловского полка, перешедшие на сторону восставших во время Февральской революции 1917 года. Доставленные в крепость 27 февраля 1917 года 19 зачинщиков неповиновения были освобождены 28 февраля восставшим гарнизоном крепости. Всего с момента открытия и до 1917 года через камеры тюрьмы Трубецкого бастиона прошли 2084 узника.

После победы Февральской буржуазно-демократической революции начался новый этап в истории тюрьмы Трубецкого бастиона. По распоряжению Временного правительства здесь были заключены бывшие царские министры, высшие чины полиции и армии, видные сановники и приближенные царской семьи, в частности фрейлина и близкая подруга императрицы А. А. Вырубова, всего 44 человека. Расследованием их деятельности занималась Чрезвычайная следственная комиссия, созданная Временным правительством 5 марта 1917 года. Заседания комиссии проходили в Зимнем дворце и в самом здании тюрьмы, в бывшей квартире заведующего. Секретарем комиссии был поэт А. А. Блок. Комиссия продолжала свою работу до прихода к власти большевиков, после чего была распущена. По результатам ее деятельности многие из арестованных были освобождены.

По распоряжению А. Ф. Керенского в тюрьме в отношении узников сохранялся тот же режим, что и при царской власти, без каких-либо отступлений и поблажек. Арестованные находились в одиночных камерах, без возможности общаться друг с другом. Одновременно были уволены прежние тюремные смотрители, а сама тюрьма оказалась под началом революционного гарнизона, захватившего Петропавловскую крепость....

Tags: спб

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Скажу честно, этот альбом я ждала долго. Ольга Арефьева - самый мой любимый автор-исполнитель. Могу сказать, что на этот раз для меня открылась совершенная другая ее сторона. И тут, я совершенно нечаянно наткнулась на очень интересную рецензию, с которой очень хочу вас познакомить и поделиться…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments